среда, 20 июля 2011 г.

От интерната и лишения родительских прав - не зарекайся!


















В сегодняшнем мире каждый может оказаться в ситуации, когда, будучи нормативным в полном смысле этого слова гражданином, в один прекрасный момент жизнь может перевернуться и возврата к прежнему образу жизни уже не. Каждый знает поговорку: "От сумы и от тюрьмы не зарекайся", но мало кто думает о том, насколька близко к каждому эта грань. Кризисы, катаклизмы, болезни, аварии, дурное влияние и прочее - может в один прекрасный момент изменить жизнь каждого. Все это относится к области обстоятельств, которые принято называть обстоятельствами непреодолимой силы, форс-мажорные обстоятельства, которые даже в арбитражном законодательстве фигурируют как факторы, требующие особого внимания - стороны берут на себя обязательства перед друг другом, но могут быть освобождены, если такие форс-мажорные обстоятельства не позволят сторонам их выполнить.


Пусть читатели простят нас за столь длительное вступление, но мы вынуждены сегодня говорить о ситуациях, которые могут случиться с каждым из нас и могут испортить жизнь нам и нашим близким, а особенно, самому ценному, что у нас есть - нашим детям.

Мы продолжаем публикацию историй пострадавших с целью ознакомить читателей с возможным риском, который берет на себя каждый родитель, отправляющий свое драгоценное чадо в образовательное учреждение.

Речь идет об истории одной мамы и 12-ти летнего подростка в одном из городов Израиля. Как бывает с подростками такого проблемного возраста, он стал меньше интересоваться учебой, стал пропускать занятия, стали проявляться интересы к одноклассницам. Никто не собирается оправдывать такое поведение, но это знакомо каждому, ведь все мы встречались с трудностями взросления и нежелания учиться и причины для этого у каждого были свои, однако выяснить это пожелала школьный психолог и направила подростка на обследование к психиатру. Никто не ожидал, что проведя короткую встречу с подростком в течении 3 минут, психиатр поставит диагноз ПДД в стадии аутизма.

Так случилось, что у одного из членов нашей команды недавно прихватил аппендицит, однако такое рядовое заболевание, на диагноз которого действительно достаточно 5 минут, ушло мучительных для пациента 24 часа в самой передовой больнице Израиля, в "Адассе".

Поэтому, мы не станем углубляться в особенности работы психиатра и изучение требований к постановке такого диагноза, как ПДД, мы также не будем говорить о том, что для этого требуется проведение серии обследований длительностью около часа, но мы лишь подчеркнем, что никакого профессионализма не достаточно, чтобы за 3 минуты поставить такой диагноз, особенно, если речь идет о возможных последствиях.

И такие последствия наступили - подросток был направлен в специальный класс для таких учеников в той же школе. Теперь, каждое утро, приходя с друзьями в свою школу, он расставался с ними и шел в отдельный класс для детей с "особенностями психики" учиться по отдельной программе среди этих детей.

Такие перемены не могли не отразиться на подростке отрицательно. Он стал замыкаться, перестал смотреть людям в глаза, ходил с низко-опущенной головой, стал сначала меньше общаться со своими бывшими одноклассниками, друзьями, а потом и вовсе, отказался общаться с кем бы то ни было, кроме своих родных.

Нет ничего предосудительного в наличии специальных классов и отдельных программ или общения с детьми, имеющих "особенности психики", если бы речь не шла о погружении в эту среду совершенно здорового подростка, ставшим "больным" с легкой руки пресловутого психиатра.

Мама подростка не могла спокойно наблюдать за тем, что происходит с ее ребенком и решила сделать повторную проверку. Для этого она обратилась частным образом к другому психиатру, который и опроверг ранее поставленный диагноз аутизма. Мальчик оказался совершенно здоровым и мама добилась его перевода в обычный класс, чему можно было бы только радоваться, однако, посещаемость мальчика не улучшилась.

В следующем учебном году на встрече со школьным консультантом мама, вместо предложения помощи, услышала в свой адрес угрозы и обвинения в том, что она опасна для ребёнка, т.к. не хочет его лечить от болезни. Не понимая, что творит, мама подростка по требованию школьного консультанта обратилась к социальному работнику, которая инициировала судебное разбирательство, пытаясь лишить маму родительских прав и перевести подростка с специальный интернат.

На данном этапе мама подростка обратилась к нашим консультантам, с ней была проведена разъяснительная беседа, мы пояснили ей, как себя вести в таких ситуациях, подпись под какими документами могут от неё потребовать, какие законы важно ей знать. Мы также посоветовали маме обратиться к частному психиатру, чтобы снова пройти обследование для ребёнка и получить ещё одно альтернативное мнение специалиста.

Документ с диагнозом, подтверждающим отсутствие аутизма был получен и история закончилась положительно. Ребёнок был оставлен в обычной школе и ему была предложена реабилитационная программа. На сегодняшний день подросток полностью оправился от произошедшего. Он хорошо учится, снова стал общительным и весёлым. Мама выиграла суд, представив официальные документы от независимых специалистов и нейтрализовала все обвинения со стороны социальных служб, которые после этого оставили эту семью в покое.

Суд постановил, что социальные службы не имеют оснований для того, чтобы забрать ребенка в интернат и, тем более, лишить мать родительских прав. Однако, в нашем законодательстве отсутствует возможность взыскать с тех социальных работников, которые принимают такие скоропалительные решения.

Подводя итог, мы в очередной раз хотим подчеркнуть, что в делах, связанных с образовательными учреждениями и социальными службами нельзя занимать пассивную позицию. Преступная халатность врача нанесла существенный ущерб семье и непосредственно подростку. Социальные службы, как всегда, поспешили инициировать судебный процесс по изъятию ребёнка из семьи.

Комментариев нет:

Отправить комментарий